Суббота, 06.10.2012, 09:00
Приветствую Вас Гость | RSS

КИР "ВятичЪ"

Каталог статей

Главная » Статьи » Русь - Одежда и быт

История древнерусского костюма. Часть 2. Степанова Ю.В., кандидат исторических наук

Мужской костюм

По сравнению с женским костюмом, мужской характеризуется меньшим количеством и разнообразием застежек и украшений. В то же время, анализ расположения вещей в погребениях показал, что орудия труда: ножи, кресала, огнива, точильные бруски, железные стержни, остатки тканых и кожаных  кошельков и т.д. также могли входить в состав костюма - например, привешиваться к поясу. Включение в состав погребального костюма орудий  труда и предметов быта составляет одну из наиболее заметных особенностей  мужского костюма, не только расширяя возможности его реконструкции, но и позволяя изучить социально-возрастной аспект назначения мужского костюма. 

Наиболее распространенными среди элементов мужского костюма являются детали пояса, среди которых наиболее часто встречаемыми являются ножи. Поясные пряжки встречены в 48%, поясные кольца - в 29% погребений. Остальные детали костюма встречаются значительно реже. Фибулы, браслеты и перстни зафиксированы лишь в 11% мужских погребений с остатками  костюма. Различные нашивные украшения, привески, серьги, оселки и  кремни, кресала, железные стержни с кольцом  встречаются еще реже. В  мужских погребениях зафиксированы также металлические кольца, ножи,  оселки и кремни в области голеней погребенных. Подобное положение этих вещей выявлено в 10,8% мужских погребений.  Остатки одежды и обуви (ткань, кожа, мех, войлок) в мужских погребениях немногочисленны: в 13 случаях зафиксированы остатки поясов (9 - тканых, 4 - кожаных), и с такой же частотой  - фрагменты кожаных и тканых кошельков. В 4-х погребениях сохранились остатки текстиля от рубах, верхней одежды из овчины и кожаной обуви. Остатки овчины и их расположение в погребениях позволяют говорить, что верхняя одежда была надета мехом внутрь. На одном из фрагментов, найденных в Плешково-2, сохранилась нашивная петля из кожаной тесемки. Остатки кожаной обуви и головных уборов очень фрагментарны и не позволяют сделать полную реконструкцию.  Лишь в одном погребении Березовецкого могильника зафиксирован фрагмент войлочного головного убора, возможно, в форме колпака, подобный изображенным на древнерусских миниатюрах. 

Расположение застежек, украшений, предметов быта, орудий труда и других разнообразных деталей, входивших в состав мужского погребального костюма  фиксирует несохранившиеся части одежды и позволяет сделать предположение о ее составе и покрое. 

               Наиболее распространенным элементом мужского погребального  костюма является пояс. В целом наличие пояса зафиксировано в 80% погребений с остатками костюма, предметы поясной гарнитуры - в 60 % мужских  погребений с деталями костюма.  Поясные кольца, вероятно, служили для распределения ремней и подвешивания предметов. Пояс включал в себя и  наременные украшения - орнаментированные нашивные бляшки. В кургане № 26 Березовецкого могильника найден поясной набор, включающий 4 одинаковые наременные бляшки, деталь наременного наконечника, поясную пряжку; на поясе были подвешены нож и кошелек с  монетами (см. Приложение 3). В целом, пояса с разнообразными наременными украшениями  в верхневолжских погребениях довольно редки. 

            В тех случаях, где отсутствуют предметы поясной гарнитуры,  наличие пояса фиксируют ножи, железные стержни с кольцами, кошельки с монетами,  весами, кресала, оселки, находящиеся в поясной зоне погребений. Материалы верхневолжских погребений отчетливо демонстрируют утилитарную функцию пояса в средневековье. Пояс - это своеобразный карман; к нему подвешиваются разнообразные мелкие вещи: чаще всего это универсальный  инструмент - нож, а также предметы для высекания огня (кресало, кремень), и  оружие. Прикреплявшиеся к поясу предметы найдены в  65% мужских   погребений с остатками костюма.  Обязательное ношение пояса для мужчин подтверждается  письменными   источниками, его особое значение прослеживается в русских народных  обрядах и ритуалах. Орудия труда, входящие в состав костюма, свидетельствуют о том, что костюм был призван отражать статус мужчины как основного производителя материальных благ и охранителя родовых  границ - воина, охотника, ремесленника. Пояс являлся неотъемлемым элементом костюма взрослого мужчины у многих народов. С ним связаны  представления о силе и одновременно защите человека от вредного влияния. Пояс имел обрядовое значение, являясь важным атрибутом в "обрядах  перехода" (свадьба, похороны).

О деталях покроя и конструкции, видах мужской одежды свидетельствуют находки застежек (фибулы и пуговицы), а также органических остатков (текстиля, кожи и меха). Фибулы встречаются в мужских погребениях Верхневолжья довольно редко. Это, вероятно, свидетельствует о том, что они  имели особую ценность. Сложным является вопрос о покрое и способах ношения одежды, застегивающейся фибулами. В верхневолжских могильниках встречены варианты расположения фибул как в области  плеча, так и в области пояса. В  первом случае возможна реконструкция накидки (плаща), застегивавшегося  фибулой, или ворота рубахи; в последнем - вероятна реконструкция  накидки, застегивающейся сбоку на поясе и  закрывающей одно плечо.   Вместе с фибулами в ряде случаев найдены остатки ткани саржевого переплетения, грубой и плотной, которая вполне подходила для изготовления верхней одежды. Ткань, найденная вместе с фибулами в погребениях 37 и 107(1) из Избрижья, имела синий цвет. Наряду с фибулами, о характере покроя мужской одежды свидетельствуют находки пуговиц. Встречено по 1-й пуговице на уровне шейных позвонков, и в одном погребении Березовецкого могильника - 4 бронзовые пуговицы, очевидно, располагавшиеся вертикально, на шее и груди. Все это позволяет "увидеть"  рубаху глухого покроя с небольшим разрезом горловины, который мог оформляться воротником-стойкой или узкой полосой ткани, или оставался без воротника.

К сожалению, отсутствуют материалы, дающие возможность точно восстановить длину мужской одежды. Здесь можно опираться лишь на данные  изобразительных источников. Одежда длиной до колен была характерна для  рядового населения, воинов, в отличие от долгополой одежды знати, ориентировавшейся на византийские образцы. Короткая рубаха ремесленников и воинов часто сочетается с высокой обувью.  Находки обуви в погребениях очень редки (в Верхневолжье - 4 фрагмента) и не позволяют сделать полную реконструкцию. В то же время, некоторые данные косвенно свидетельствуют о возможных типах обуви, носившихся сельским населением Верхневолжья X-XIII вв. В ряде мужских погребений в зоне колен найдены металлические кольца, по форме аналогичные поясным. В  этих случаях, на наш взгляд, возможна реконструкция высокой обуви - сапог с мягкими голенищами, стягивавшимися у колен ремнями с кольцами. Такой  тип обуви был распространен у балтов. Известны сапоги с широкими голенищами и по археологическим материалам древнерусских городов.  Возможен и другой вариант реконструкции - короткая обувь и обмотки (онучи) вокруг голени, завязывавшиеся под коленом. О наличии высокой обуви свидетельствует еще одна особенность ряда мужских погребений - расположение ножей в области голени. Традиция ношения "засапожных" ножей хорошо известна по этнографическим данным.

Социально-возрастные комплексы древнерусского костюма Верхневолжья

            Материалы этнографии России XVIII-XX вв. показывают, что каждой из социально-возрастных групп населения был присущ свой тип костюма. Крестьянский костюм являлся отражением положения человека в семье и одновременно являлся свидетельством его достатка. Исследователями-этнографами отмечалось, что каждая возрастная группа занимала особое место в создании материальных благ, что отражалось в ношении определенного вида одежды. Переход из одной группы в другую  сопровождался определенными обрядами, в которых также принимал участие  определенный вид костюма. Деление общества социально-возрастные группы прослеживается с глубокой древности.  Отражение этого явления в костюме сохранялось вплоть до XX века. Рассматриваемые археологические материалы погребальных памятников Верхневолжья в настоящее время не дают возможности провести полноценный социально-возрастной анализ комплекса погребального женского и мужского костюма, так как не для всех памятников проведены определения возраста и пола погребенных. В большинстве случаев возраст  определяется лишь в рамках двух групп: "ребенок" и "взрослый". Для отдельных погребений имеются такие определения, как "подросток", "пожилой". Наиболее полноценным источником для проведения возрастного анализа является лишь могильник Избрижье.  

Можно сказать, что костюму девочек, вероятно, уделялось меньше внимания, чем внешнему виду взрослых женщин. Для детского комплекса характерно или отсутствие височных колец, или перстнеобразные височные кольца, иногда в одном ухе. Интересно отметить, что в трех случаях браслетообразные височные  кольца не входят в состав костюма - они положены умершим девочкам в ноги,  на груди, вероятно, в качестве "погребального дара". Из украшений детского  платья чаще всего присутствует лишь несколько бусин.   Костюм женщин до 30 лет отличается особой пышностью. Для него характерен головной убор с большим количеством височных колец. Нагрудный комплекс - многосоставный, с привесками, гривнами, несколькими рядами бус. Характерная особенность этого комплекса - наличие наручных украшений,  прежде всего перстней, браслетов. Судя по расположению височных колец в  этих погребениях (на висках, вертикально), головной убор мог быть открытым, в виде венчика, что характерно для этнографического девичьего убора. По всей видимости, погребальный костюм девушек или молодых женщин, в данном  случае, соответствовал также свадебному или праздничному убору, что также хорошо известно по этнографическим данным. В целом костюм девушек и  молодых женщин выделяется среди детских и принадлежавших женщинам среднего и старшего возраста, прежде всего, характером головного убора, а  также общим количеством украшений.   Костюм старух сходен с детским в том, что в нем также мало украшений, однако обязательным является наличие височных колец - браслетообразных по 1-2 штуки. Есть варианты совместного нахождения браслетообразных и  перстнеобразных, бусинных колец в погребениях.                      

Большинство погребений мальчиков вообще не содержит инвентаря. В отличие  от костюма взрослых, для детского костюма характерно отсутствие пояса и  предметов, носимых на нем. Следует отметить, что по малочисленности деталей  погребальные костюмы девочек и мальчиков сходны. Особо выделяются в группе младшего возраста костюмы подростков. Некоторые комплексы из подростковых погребений Избрижья содержали поясные наборы, включавшие пряжки, поясные кольца, подвешенные к поясу ножи, оселки. Такой характер  погребального костюма свидетельствует о том, что подростки были захоронены в праздничной одежде, характерной для взрослых мужчин. У многих народов юношам, переходившим в разряд взрослых воинов, повязывали боевые пояса, на которых носилось оружие. По-видимому, обряд погребения подростков включал в себя их переход в другую социально-возрастную категорию, что должно было отразиться в погребальном  костюме.

Наиболее характерным элементом мужского костюма является пояс (зафиксирован в 80% мужских погребений Верхневолжья), имевший как  утилитарную, так и знаковую функцию, отмечая принадлежность человека к категории взрослых мужчин. Среди комплексов мужского костюма выделяется группа многосоставных, включающих поясные пряжки и кольца с орудиями  труда, торговым инвентарем, наручные украшения, фибулы. В Избрижье такие комплексы характерны для погребений мужчин разных возрастов. Таким  образом, отмеченные составляющие костюма являются, по всей видимости, отражением социального ранга захороненного человека. Как уже отмечалось, в погребениях с данными комплексами костюма на территории Верхневолжья  найден инвентарь, свойственный так называемым дружинным курганам: оружие (топоры, наконечники стрел, копий), деревянные чаши-братчины, торговый  инвентарь (весы, гирьки, монеты). Вероятно, этот вариант костюма в первую очередь выполнял репрезентативные функции. Металлические детали костюма выступали в качестве обозначения особого социального статуса и имущественного положения его владельца, выделяя его из рядового населения. Таким образом, мужской костюм, по всей видимости, в большей степени отражал социально-профессиональную принадлежность человека, в соответствии с положением мужчины в обществе в целом. Представленные  наблюдения позволяют предположить, что костюм мужчины отражал, прежде всего, профессионально-имущественные характеристики человека и в меньшей степени зависел от возраста. Костюм женщины, напротив, определялся, вероятно, в первую очередь, возрастными показателями. Выделение детского, девичьего и женского комплексов, костюма взрослого мужчины позволяет обратиться к проблеме соотношения погребального и прижизненного костюмов. В научной литературе уже ставилась проблема отличия погребальной одежды от прижизненной (Рыбаков, 1949; Сабурова, 1988). На основе изучения археологических и этнографических данных вырисовывается основная функциональная направленность погребальной одежды - быть знаком пройденного жизненного пути и одновременно обеспечить, согласно представлению о загробном мире, естественное продолжение жизни человека в нем. По  материалам этнографии XIX-XX вв. выделяются следующие общие положения о  том, в чем хоронили (Маслова, 1984): 1 - одежда свадебная, праздничная; 2 - одежда, заранее или заново сшитая; 3 - одежда, которую человек носил перед  смертью. Погребальные одежды соответствовали социальному и семейному положению человека. Незамужнюю девушку хоронили в наряде невесты, замужнюю женщину - в праздничной, старуху - в более скромной, соответствовавшей тому наряду, в котором она умерла. Археологические материалы Верхневолжья подтверждают зависимость погребальной одежды от социально-возрастного положения человека и ее близость к соответствующей ритуальной прижизненной одежде в древнерусский период.

 

Литература

 

Агапов А.С., Сарачева Т.Г., 1997. О способах ношения височных колец // РА. № 1.

Арсланова Ф.Х., 1994. Языческие символы в одежде женщины первой половины XI в. // Проблемы изучения эпохи первобытности и раннего средневековья лесной зоны Восточной Европы. Вып.1. Иваново.

Арциховский А.В., 1944. Древнерусские миниатюры как исторический источник.  М.

Арциховский А.В., 1969. Одежда // Очерки русской культуры XIII-XV  вв. Ч.1. Материальная культура.  М.

Беренштейн Н.С., Малыгин П.Д., 1995. К истории золотошвейного дела в Торжке // Тверская старина. № 2.

Вагнер Г.К., 1980. От символа к реальности. М.

Вершинский А.Н., 1913. Материалы по истории древнерусских одежд. Старица.

Волкайте-Куликаускене Р., 1986. Одежда литовцев с древнейших времен до XVII в. // Древняя одежда народов Восточной Европы. М.

Воронов В., 1924. Крестьянское искусство. М.

Вяшкявичуте И., 1982. Древнейшие головные венки земгалов // Древности Белоруссии и Литвы. Минск.

Горбачева Л.М., 2000. Костюм средневекового Запада. От нательной рубахи до королевской мантии. М.

Гринкова Н.П., 1936. Родовые пережитки, связанные с разделением по полу и возрасту // СЭ. №2.

Давидан О.И., 1981. Ткани Старой Ладоги // Археологический сборник. Вып.22. Л.

Ёлкина И.И., 2001. Текстиль из древнерусских курганов округи Звенигорода // Звенигородская земля. История, археология, краеведение. Звенигород.

Ефимова Л.В., 1966. Ткани из финно-угорских могильников 1 тыс.н.э. // КСИА. Вып.107. М.

Жилина Н.В., 2001. "Шапка Мономаха". Историко-культурное и технологическое исследование. М.

Жилина Н.В., 1997. Древнерусские рясна // Материалы по археологии России. Истоки русской культуры. Вып.3. М.

Жилина Н.В., 2001. Реконструкция металлического убора по кладам второй половины XI -  начала XII вв. с территории кривичей и словен // Археология и история Пскова и Псковской земли. Материалы научного семинара.  Псков.

Жилина Н.В., 2002. Эволюция височной подвески славяно-русского металлического убора // КСИА. Вып.213.  М.

Жилина Н.В., 2005. Древнерусский драгоценный убор: традиции и влияния (на примере височных украшений) // Древняя Русь. Вопросы медиевистики. № 3(21). М.

Зайцева И.Е., 2005. Наборные пояса из могильника Минино // РА. № 4.

Зариня А.Э., 1975. Одежда населения Восточной Латвии в XI-XII вв. и некоторые ее сходные черты с одеждой славян // Тезисы советской делегации на III Международном Конгрессе славянской археологии. М.

Зариня А.Э., 1986. Одежда жителей Латвии VII-XVII вв. // Древняя одежда народов Восточной Европы. М.

Зеленин Д.К., 1991. Восточнославянская этнография.  М.

Изюмова С.А., 1959. К истории кожевенного и сапожного ремесел Новгорода Великого // МИА.  №65.

Исланова И.В., 1988. Костюм и ориентировка погребений Федовского могильника // Археология и история Пскова и псковской земли. Тезисы докладов научно-практической конференции. Псков.

Исланова И.В., 1996. Элементы женского костюма XI-XII вв. Моложского региона // Проблемы изучения эпохи первобытности и раннего средневековья лесной зоны Восточной Европы. Вып.3.  Иваново.

Калмыкова Л.Э., 1995. Народное искусство Тверской земли. Тверь.

Колчин Б.А., 1982. Хронология новгородских древностей // Новгородский сборник. 50 лет раскопок Новгорода.  М.

Комаров К.И., Елкина А.К., 1976. Курганный могильник в окрестностях г.Старицы // Восточная Европа в эпоху  камня и бронзы. М.

Корзухина Г.Ф., 1954. Русские клады IX-XIII вв.  М.-Л.

Крыласова Н.Б., 2001. История прикамского костюма. Пермь.

Курбатов А.В., 2002. Погребальная обувь средневековой Руси // Археологические вести. Вып. 9. СПб.

Курбатов А.В., 2004а. Кожевенное производство Твери XIII-XV вв.  СПб.

Курбатов А.В., 2004б. Обувная мода в средневековой Руси (по находкам из раскопок в Твери) // Археология, история, нумизматика, этнография Восточной Европы. СПб.

Лаул С., 1996. Западная мода, пришедшая с Востока // Восточный путь. Вып.2.

Лаул С.К., 1986. Одежда эстонцев I-XVII вв. // Древняя одежда народов Восточной Европы. М.

Левашова В.П., 1968. Венчики женского головного убора из курганов X-XII вв. // Славяне и Русь.  М.

Левинсон-Нечаева М.И., 1959. Ткачество // Очерки по истории древнерусской деревни X-XIIIвв. Труды ГИМ. Вып.33. М.

Лесман Ю.М., 1984. Погребальные памятники Новгородской земли и Новгород (проблемы синхронизации) // Археологические исследования Новгородской земли. Л.

Лесман Ю.М., 1990. Хронология ювелирных изделий Новгорода (X-XV вв.) // Материалы по археологии Новгорода. 1988. М.

Макаров Н.А., 1990. Население Русского Севера в XI-XIII вв. М.

Мальм В.А., 1963. Поясные и сбруйные украшения // Ярославское Поволжье X-XI вв.  М.

Маслова Г.С., 1956. Народная одежда русских, украинцев и белоруссов в XIX-н.ХХ вв. // Восточнославянский этнографический сборник. М.

Маслова Г.С., 1978. Орнамент русской народной вышивки как историко-этнографический источник. М.

Маслова Г.С., 1984. Народная одежда в восточнославянских традиционных обычаях и обрядах XIX-XX вв. М.

Маслова Г.С., 1987. Одежда // Этнография восточных славян. М.

Маясова Н.А., 1971. Древнерусское шитье.  М.

Мерцалова М. Н., 1975. Поэзия народного костюма. М.

Мерцалова М.Н., 1993. Костюм разных времен и народов. М.

Михайлов К.А., Соболев В.Ю., 2000. Новгородские наборные пояса XI-XII вв. // Археологические вести. СПб.

Молотова Л.Н., 1979. К вопросу о функциях девичьих головных уборов в северно-русском свадебном обряде XVIII-XIX вв. // СЭ. №1.

Мурашева В.В., 1993. Семиотический статус пояса в средневековой Руси // Средневековые древности Восточной Европы. Труды ГИМ. Вып.82. М.

Очерки по истории русской деревни X-XIII вв., 1956. Труды ГИМ, вып. 32.  М.

Очерки по истории русской деревни X-XIII вв., 1967 Труды ГИМ, вып. 33. М.

Очерки по истории русской деревни X-XIII вв., 1973. Труды ГИМ, вып. 43. М.

Покровская Л.В., 1998. Новгородские одежные булавки (X-XIII вв.) // Историческая археология: традиции и перспективы. К 80-летию со дня рождения Д.А. Авдусина. М.

Покровская Л.В., 2000. Финно-угорские украшения в городском уборе средневекового Новгорода // Новгород и Новгородская земля. История и археология. Вып. 14.  Великий Новгород.

Покровская Л.В., 2003. Финно-угорские украшения в Новгороде XIII века // Русь в XIII веке. Древности темного времени. М.

Пушкарева Н.Л., 1989. Женщины Древней Руси. М.

Рабинович М.Г., 1986. Древнерусская одежда IX-XIII вв. // Древняя одежда народов Восточной Европы.  М.

Русские. Историко-этнографический атлас, 1967. М.

Русские. Историко-этнографический атлас, 1970. М.

Рыбаков Б.А., 1949. Древности Чернигова // МИА. №11. М.-Л.

Рыбаков Б.А., 1967. Русалии и бог Симаргл-Переплут // СА. № 2.

Рябинин Е.А., 1981. Зооморфные украшения Древней Руси // САИ, вып. Е1-60. Л.

Рябинин Е.А., Хвощинская Н.В., 1980. Культура прибалтийско-финского и русского населения северо-западных регионов Новгородской земли на современном этапе ее археологического изучения // Финны в Европе. VI-ХV вв. Вып.2. Русь, финны, саамы, верования. М.

Рябцева С.С., 2005. Древнерусский ювелирный убор. Основные тенденции формирования. СПб.

Сабурова М.А., 1974. Женские головные уборы у славян // СА. № 2.

Сабурова М.А., 1975. О женских головных уборах с жесткой основой в памятниках домонгольской Руси // КСИА. Вып. 144.  М.

Сабурова М.А., 1976. Стоячие воротники и ожерелки в древнерусской одежде // Средневековая Русь.  М.

Сабурова М.А., 1978. Древнерусская мелкая пластика как источник по истории одежды (головной убор) // КСИА. Вып.155. М.

Сабурова М.А., 1978. Шерстяные головные уборы с бахромой из курганов вятичей // CЭ.  № 3.

Сабурова М.А., 1997. Древнерусская одежда // Древняя Русь. Быт и культура. Археология СССР. М.

Сабурова М.А., 1988. Погребальная древнерусская одежда и некоторые вопросы ее типологии // Древности славян и Руси. М.

Сабурова М.А., Елкина А. К., 1991. Детали древнерусской одежды по материалам некрополя г. Суздаля // Материалы по средневековой археологии северо-восточной Руси. М.

Седов В.В., 1994. Очерки по археологии славян. М.

Седова М.В., 1981. Ювелирные изделия Древнего Новгорода (X-XV вв.).  М.

Седова М.В., 2001. Украшения «городского типа» X-XI веков из Суздаля и его округи // КСИА. Вып.212. М.

Соснина Н., Шангина И., 1998. Русский традиционный костюм. Энциклопедия.  СПб.

Степанова Ю.В., 1999. К вопросу об одежде древнерусского населения Тверского Поволжья (по материалам Избрижского некрополя) // Тверь, Тверская земля и сопредельные территории в эпоху средневековья. Вып.3. Тверь.

Степанова Ю.В., 2001. Об особенностях костюма древнерусского населения Верхневолжья X-XIII вв. // Тверской археологический сборник. Тверь. Вып.4. Т.II.

Степанова Ю.В., 2002. Женский головной убор с височными кольцами X-XIII вв. (по материалам погребальных памятников Верхневолжья) // Тверь, Тверская земля и сопредельные территории в эпоху средневековья. Вып.4. Тверь.

Степанова Ю.В., 2005. Элементы древнерусского костюма по письменным источникам XII-XV вв. и данные археологии // Древняя Русь. Вопросы медиевистики. № 3(21). М.

Стрекалов С.С., 1877. Русская историческая одежда от X до XIII в. В.1. СПб.

Тухтина Н.В., 1997. Женский головной убор (по материалам Подболотьевского могильника) // Археологический сборник: Погребальный обряд. М.

Фехнер М.В., 1973. Шелк в торговых связях Владимиро-Суздальской Руси со Средней Азией // Кавказ и Восточная Европа в древности. М.

Фехнер М.В., 1976. Золотное шитье Владимиро-Суздальской Руси // Средневековая Русь. М.

Фехнер М.В., 1979. Золотное шитье Древней Руси // Памятники культуры. Новые открытия. М.

Фехнер М.В., 1985. Изделия золотного шитья из курганов р. Оять. В кн.: Кочкуркина С.И., Линевский А.М. Курганы летописной веси. Петрозаводск.

Фехнер М.В., 1999. Ткани из Гнездова // Археологический сборник. Труды ГИМ. Вып.111. М.

Хвощинская Н.В., 1984. Новые данные о мужской одежде населения западных окраин Новгородской земли // КСИА. Вып.179. М.

Хвощинская Н.В., 1993. Об особенностях костюма населения Восточно-Балтийского региона // Древности Северо-Запада России. СПб.

Хвощинская Н.В., 2004. Финны на Западе Новгородской земли (по материалам могильника Залахтовье). СПб.

Хохлов А.Н., Дворников А.С., 1988. К реконструкции головного убора из Суходольских курганов // Археология и история Пскова и Псковской земли. Псков.

Черный В.Д., 2004. Русская средневековая книжная миниатюра: Направления, проблемы и методы изучения. М.

Энговатова А.В., Орфинская О.В., Голиков В.П., 2005. Исследование золототканых текстильных изделий из некрополей Дмитровского кремля // Русь в IX-XIV веках: взаимодействие Севера и Юга. М.

Якунина Л.И., 1940. О трех курганных тканях // Труды ГИМ.-Вып.ХI. М.-Л.

Якунина Л.И., 1946. Фрагменты ткани из Старой Рязани // КСИИМК. Вып. ХXI. М.-Л.

Ястребицкая А.Л., 1988. Западная Европа X-XIII вв. Культура, быт, костюм. М.

Geijer A., 1938. Die Textilfunde aus den Grabern. Birka III.

Hägg I., 1983. Viking women's dress at Birka: a reconstruction by archaeological methods // Cloth and clothing in Medieval Europe.  London.

Lehtosalo-Hilander P-L., 1985. Ancient finnish costume. Helsinki.

 

Интернет-ресурсы

 

http://svetico.narod.ru/library/culture/RussianCostume/RussianCostume_txt_ru.html - Русский костюм. Сокровища Государственного исторического музея (буклет выставки);

www.archcostume.narod.ru - История русского традиционного костюма;

http://oldkostum.narod.ru - История русского костюма;

http://etnography.omskreg.ru/page.php?id=856 - Омский государственный университет. История русского костюма. Программа учебной дисциплины для студентов факультета культуры и искусств, обучающихся по специальности "Народное художественное творчество".

www.costumes.org - Medieval Europian costume links;

 

 

 

 

Темы докладов

 

1.      Одежда древнерусского сельского населения (по материалам погребальных памятников).

2.      Дружинный костюм Древней Руси.

3.      Женский головной убор X-XV вв.

4.      Материал и покрой древнерусской одежды (по данным археологический, письменных, изобразительных источников)

5.      Средневековый костюм как отражение этнокультурных контактов славян, балтов, финно-угров.

6.      Украшения древнерусского костюма.

7.      Отражение социальных и возрастных особенностей в костюме древнерусского населения.

8.      Городской костюм Древней Руси.

 

 

Глоссарий

 

Алам - женское нагрудное  типа бляхи или нашивки.

Бугай - верхняя одежда с мехом.

Дощечки-бральницы - дощечки для изготовления ткани небольшой ширины (лент),  с отверстиями, через которые пропускались нити; при переворачивании получалось переплетение.

Занданечи - шелковая ткань, вырабатывавшаяся в VII-XI вв. в селении Зандана в окрестностях Бухары.

Золотное шитье - вышивка серебряно-позолоченной нитью, спряденной на шелковую или льняную основу.

Кожух - верхняя мужская и женская одежда из кожи или меха.

Колтки (колты) - головное украшение в женском драгоценном уборе.

Корзно - мужская одежда типа накидки.

Косник (накосник) - украшение косы в виде, лент, шнуров,  различных подвесок.

Косоворотка - рубаха глухого покроя с боковым разрезом ворота.

Коц - мужская одежда типа накидки.

Луда - плащ из тяжелой материи с использованием металлической нити.

Манатья - одежда типа накидки, носившаяся духовенством.

Монисто - ожерелье.

Мятль - мужская одежда типа накидки, мантия.

Ожерелье - 1. шейно-нагрудное украшение из бус и подвесок;  2. шейно-нагрудное накладное украшение из ткани.

Онучи - обмотки ног.

Опашень - распашная долгополая одежда, носившаяся внакидку.

Основа (нити основы) - долевые (продольные) нити ткани.

Охабень - 1. то же, что и опашень; 2. в топографии древнерусских городов - часть города, примыкающая к детинцу и обнесенная стеной.

Повоец - по аналогии с повойником этнографического убора - вероятно, часть женского головного убора в виде мягкой шапочки.

Подволока - 1. кусок ткани; 2. полотенчатый головной убор.

Понявица  (понева) - 1. женская набедренная одежда из несшитых полотнищ ткани; 2. кусок шерстяной ткани.

Привитка - вероятно, часть женского головного убора.

Самит - шелковая ткань, вырабатывавшаяся в мастерских Византии и Ближнего Востока.

Сарафан - женская наплечная одежда глухого покроя на лямках.

Свита - мужская распашная одежда с рукавами.

Сорочица (срачица, сорочка) - нижняя женская и мужская одежда.

Стебельчатый шов - декоративный шов, в котором каждый стежок как бы "вырастает" из предыдущего.

Терлик - мужская распашная одежда типа кафтана.

Убрус (юбрус) - полотенчатый головной убор или его часть, головное покрывало.

Усерязи - женское височное украшение.

Уток (нити утка) - поперечные нити ткани.

Чело  (очелье) - передняя, вызвышавшаяся надо лбом часть головного убора.

Чупрун - женская распашная одежда типа кафтана.

Япкыт - войлочный плащ.


 

Категория: Русь - Одежда и быт | Добавил: Delver (09.10.2011)
Просмотров: 895 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email:
Код *:
Группы клуба ВКонтакте
  • Статистика
    Яндекс цитирования